Объединение
профессионалов по управлению и развитию
человеческого капитала России


twit f 

Экономика знаний vs промышленность

07.09.2017

Абел Аганбегян
Академик РАН, завкафедрой РАНХиГС


В развитых странах «экономика знаний» доминирует в формировании ВВП: она на 60-70% определяет социально-экономический рост. Благодаря большому мультипликативному эффекту, «экономика знаний» стимулирует развитие других отраслей.

Инвестиции в основной капитал, которые раньше выступали главным источником экономического роста, в развитых странах отошли на второй план. Исследования в США показывают: образование сильнее всего влиет на темпы социально-экономического развития, вклад информационно-коммуникационных технологий также растет. Наряду с наукой (НИОКР), биотехнологиями и здравоохранением эти направления и формируют «экономику знаний».

Отличие — не в пользу России.
В развитых странах доля «экономики знаний» в ВВП составляет 25-30%, а доля промышленности – 20%, в России — 11% и 27%, соответственно. То есть главной составляющей валового продукта у них является «экономика знаний», у нас – промышленность. В советское время показатели у нашей страны были другие: на НИОКР приходилось 3% ВВП, образование – 5%, здравоохранение – 6%, информационно-коммуникационные технологии – 2%. Итого – 16%, что примерно соответствовало уровню развитых стран.  По развитию науки и образования мы занимали передовые места, но отставали по части здравоохранения и информационно-коммуникационным технологиям. В ходе десятилетнего подъёма в 1999-2008 годы эта сфера достигла почти 15%, а в кризис 2009 года и в период стагнации и рецессии 2013 и 2016 годов она снова существенно сократилась.

Новые стимулы.
Темп социально-экономического развития стран в наибольшей мере зависит от двух источников: от размера инвестиций в основной капитал и доли «экономики знаний» в ВВП. В России главным источником экономического роста являются инвестиции в основной капитал, и такая ситуация сохранится  в ближайшем будущем, поскольку перед страной стоят принципиально иные задачи, чем перед развитыми странами: нам нужно технологически обновить производство, в разы увеличить высокотехнологические отрасли, удвоить и даже утроить жилищное строительство, создать современную транспортно-логистическую инфраструктуру, перейдя к массовому строительству двусторонних автострад и скоростных железных дорог.
Сами по себе инвестиции в основной капитал, без органической взаимосвязи с вложениями в «экономику знаний», не дадут должного эффекта. Они должны стать вторым по значимости локомотивом экономики.
Доля инвестиций в основной капитал в России в  2016 году составила 17%, а доля «экономики знаний» – 11%. При сохранении этого соотношения в перспективе нас ожидает нулевой рост экономики и социальной сферы. В развитых странах, в среднем, доля инвестиций составляет 20%, а доля экономики знаний – 25-30%, чему соответствует рост экономики в 1,5-2%. Развивающиеся страны растут по 5-6% в год, так как доля инвестиций в основной капитал составляет 30-35%, а доля вложений в «экономику знаний» – около 15%.

Заметим, что рост ВВП в развитых и развивающихся странах имеет качественное отличие. В развитых странах наибольший прирост получает не промышленность (исключение – высокотехнологичная промышленность), а высокоинтеллектуальные услуги: образовательные, информационные, научные, медицинские, туристические. В развивающихся странах за счет инвестиций развивается прежде всего промышленность, в том числе и традиционные отрасли: улучшается сельское хозяйство, растёт объем строительства.
Если мы хотим к 2020 году выйти на ежегодные темпы роста ВВП в 3-4%, к 2025 – в 4-5% и к 2030 – в 5-6%, то России надо перейти к форсированному увеличению инвестиций в основной капитал и «экономику знаний» по 8-10% в год, доведя долю инвестиций в ВВП до 22% и 15% соответственно, до 27% и 25% – к 2025 году и до 33% и 30% – к 2030 году. При этом роль «экономики знаний» будет увеличиваться по мере ее развития. При 10% росте вложений в эту сферу до 2020 года развитие этой сферы ускорит наш ежегодный рост на 1,5%, к 2025 году – уже на 2,5%, к 2030году – на 3,5%. 

Деньги есть!
Я считаю, что этот сценарий может быть реализован даже в условиях санкций при ориентации на внутренние резервы. Мы можем использовать российские банковские активы, составляющие около 80 трлн. рублей. Из них только 1 трлн. рублей банки вкладывают в кредиты в основной капитал и меньше 1 млрд. рублей – в кредитование образования. Эти показатели могут быть постепенно увеличены в 3-5 раз. На эти же цели можно использовать (также в виде долгосрочных кредитов) $100 млрд. из $420 млрд международных резервов России. 
Больше инвестиций можно взять и с предприятий, если освободить их прибыль (в части такого использования) от налогов и перейти к ускоренной амортизации. У России - невысокий уровень госдолга: 10-12%. Международный стандарт безопасности для этого показателя составляет 60% ВВП. Поэтому мы вполне могли бы за 10-15 лет нарастить долг за счёт займов государства до 30-40% ВВП (а это может дать дополнительно $400-500 млрд).
Есть и другие источники для инвестиций: в их числе - приватизация примерно трети госсобственности, которая сегодня используется только для коммерческих целей, а не для выполнения государственных задач. При гарантиях государства можно построить систему облигационных займов для населения для льготного улучшения (по сниженным ценам) жилищных условий, покупки современных автомобилей, обустройства инфраструктурой приусадебных участков. Эти облигационные займы можно использовать для развития соответствующих отраслей.

Стимулы для роста.
Для эффективного использования дополнительных инвестиций в основной капитал и вложений в человеческий капитал нужно создать благоприятные условия.
Во-первых, по мере снижения инфляции до 4% в 2017-2018 гг. и до 3% в 2019-2020 гг.  предстоит снизить ключевую ставку ЦБ сначала до 5-6%, а затем – до 4%, и вдвое сократить ссудный процент по кредитам, которые выступают главным средством финансирования экономического роста.
Во-вторых, нужно стимулировать инвестирование технологического обновления и развитие высокотехнологичных отраслей за счет предоставления налоговых каникул под эти цели. Кроме того, следует в массовом порядке предоставлять беззалоговые кредиты на основе проектного финансирования и др., об этом говорит и Стратегия Роста, разработанная Столыпинским клубом.
В-третьих, нужны институциональные преобразования, чтобы снять барьеры для социально-экономического роста: требуется сокращать сферы огосударствления экономики, расширять полномочия регионов, снижать монополизацию рынка и формировать фонды «длинных» денег.

Системный подход.
Нам предстоит многогранная работа по изысканию разных источников для инвестиций. Но без системного регулирования существует риск разнонаправленных действий. Единый комплексный план, который президент Владимир Путин поручил разработать Минэкономразвития, должен содержать директивы для госпредприятий и госбанков, федерального и региональных бюджетов. Все они должны действовать в одном направлении для обеспечения общего социально-экономического роста страны.

По материалам: forbes.ru

	 

		

344х120.gif

344х120.gif

People investor 1.jpg

2211-344x120.gif

РЧК 344 х120.gif

344x120intranet factory.gif

344х120.gif

344x120intranet office.gif

stone_344_120.jpg

banner_344-120.jpg

344x120-OP.gif

344х120.gif

344x120hrm.gif

Баннер.gif

Баннер.gif