Объединение
профессионалов по управлению и развитию
человеческого капитала России


twit f 

Цифровые кочевники сдельной экономики

22.04.2019

Мировая экономика под воздействием информационных технологий продолжает быструю трансформацию, создавая новые сегменты внутри себя и меняя устоявшиеся представления о производственном процессе, структуре рабочих коллективов, взаимоотношениях между работодателем и работником. Одним из таких недавно появившихся, но бурно развивающихся сегментов является gig economy, которую можно перевести как «сдельная экономика».

Принципы сдельной экономики
Сдельная экономика содержит в себе целый ряд измерений, но общей платформой для всех них является принцип краткосрочного найма для выполнения конкретных разовых заказов. При этом работа носит удаленный характер, благодаря использованию интернета и различных приложений. Рабочую силу в сдельной экономике составляют «независимые» сдельные работники (independent gig-workers или freelancers), которые работают по модели «сам себе босс» и вспомогательные работники (contingent worker), работающие на определенную компанию, но на которых не распространяются льготы и соцзащита как на полноценных сотрудников. Также к участникам gig economy можно отнести людей, имеющих постоянную работу, но время от времени имеющих дополнительный заработок в рамках сдельной экономики. Внутри рабочей силы сдельной экономики можно отметить оформляющиеся страты, вершину которых составляют высококлассные специалисты, особенно среди фрилансеров.
Для работодателей подобная модель позволяет экономить значительные ресурсы на аренде офисных помещений, обучении персонала, найме дорогих специалистов на постоянной основе. Внедрение gig economy означает фактический разрыв традиционной связки «работа/рабочий процесс и фиксированное место работы». Таким образом, рабочая сила становится более мобильной.

2361.jpgОдним из пионеров сдельной экономики можно считать международную компанию Uber Technologies Inc. из Сан-Франциско (США). Эта компания присутствует на рынке с 2009 года и в основе ее успеха лежит разработка специального мобильного приложения, используя которое, заказчик может нанять водителя такси или частного водителя. Оплата услуг производится с помощью данных банковской карты или наличными. Схема оказалась столь гибкой и эффективной, что привела к взрывному росту популярности, доходов и капитализации Uber.
Компания сегодня представлена в 600 городах 65 стран мира. По состоянию на 2018 год число водителей, использовавших Uber для оказания услуг, составило 3 млн. чел., а число пассажиров, перевезенных ими, — 75 млн. Только на чаевых водители заработали 600 млн. долларов в прошлом году. Медианная почасовая оплата услуг водителя Uber в США составила 14,73 доллара с учетом чаевых. Рыночная стоимость компании превышает 62 млрд. долларов.
Модель Uber получает распространение и в других сферах, таких как рынок продуктового ретейла, аренда частного жилья для путешественников и т.д. Примером может служить популярная в США компания Instacart, штаб-квартира которой также находится в Сан-Франциско. Специализация — доставка продуктов питания из сетей более чем 300 ретейлеров, среди которых Kroger, Costco, Walmart and Sam’s Club. Клиенты выбирают конкретный тип товара через веб-приложение и их доставляет персональный шоппер. Компания была основана в 2012 году и уже к октябрю 2018 года ее стоимость достигла 7,6 млрд. долл. Количество подобных компаний растет сегодня в мире как на дрожжах.

В настоящее время наиболее быстрыми темпами сдельная экономика, опирающаяся на современные информационные технологии, развивается в крупнейших развитых и развивающихся странах. В Китае в gig economy работают 110 млн. человек, или 15% от всего трудоспособного населения. Согласно докладу Китайской академии общественных наук, в 2016 году gig economy внесла 8,1% в общий рост ВВП страны. В США, согласно опросу Gallup, 36% трудоспособного населения, или 57 млн. человек, вовлечены в сдельную экономику. Из них 29% сочетают основную и альтернативную работу. Уже из этой категории 24% связаны с основной работой как работники с полным рабочим днем и 49% — с неполным рабочим днем. По данным международной консалтинговой компании McKinsey & Company, от 20 до 30% (до 162 млн. чел.) трудоспособного населения в Соединенных Штатах и ЕС-15 имеют отношение к gig economy.

Возрастные предпочтения сдельной экономики
В современную сдельную экономику идут представители различных слоев общества и разных поколений. Исследовательская группа Presidential Bank изучила три поколения американского общества — Millennials, или Generation Y (поколение, родившееся после 1981г.), Generation X (1965-1979 гг.) и Baby Boomers (середина 1940-х и 1960-х гг.) — на предмет степени их вовлеченности в сдельные экономические отношения, их мотивацию и характер воздействия сдельной экономики на их жизнь. Во многом данное исследование может быть актуально и для других рынков.
Результаты исследования показали, что поколение Millennials занимает проактивную позицию в отношении нахождения работы в gig economy, поскольку она с точки зрения гибкости занятости и свободы отвечает их долгосрочным стремлениям. В свою очередь поколения Generation X и Baby Boomers пришли на этот рынок по не зависящим от них обстоятельствам. Наибольшая неудовлетворенность отмечается у поколения Generation X, представители которого, скорее всего, предпочли бы вернуться к традиционной работе с полной занятостью. Их основная проблема заключается в том, что нестабильный характер заработка в gig economy затрудняет им формирование бюджета для содержания семьи и покупки дома. В отличие от Generation X, Millennials наиболее позитивно воспринимают отношения в новом рыночном сегменте, поскольку имеют несколько источников дохода, работая на более широком спектре gig-платформ. Baby Boomers также имеют несколько источников дохода, в том числе льготы от работодателя. У этой категории работников дети уже выросли и покинули семьи, у них есть свои дома и поэтому для них доход от работы в сдельной экономике представляет своего рода карманные деньги.

Во многом схожие тенденции отмечаются и в Китае, где Millennials также видят в сдельной работе альтернативу постоянному месту работы по причине большей гибкости, а более старшее поколение, особенно пенсионеры, рассматривают ее как средство получения дополнительного дохода.
По мнению многих исследователей, в основном, именно поколение Generation Y сегодня меняет ландшафт мировой экономики и к его запросам постепенно начинают приспосабливаться ведущие корпорации. Именно из среды поколения Millennials также формируется большая часть такого сегмента внутри работников сдельной экономики, как «цифровые кочевники» (digital nomads) — люди, ведущие мобильный образ жизни, отличающиеся космополитизмом и получающие прямые дивиденды от глобализации. Это новое явление, которое было невозможно представить себе при прошлых технологических укладах. «Цифровые кочевники» сочетают работу на расстоянии, основываясь на цифровых технологиях, с отдыхом и путешествиями.

В настоящее время основную массу «цифровых кочевников» составляют люди старше 38 лет, из которых на женщин приходится 31%, на мужчин — 54%. Их среднегодовой доход колеблется от менее 10 тыс. до 75 тыс. долларов и больше. Прогнозируется, что число цифровых номадов будет в ближайшие десятилетия расти. Самые смелые прогнозы говорят об 1 млрд. человек к 2035 году, поскольку быть фрилансером становится нормальным состоянием. Также этому способствует снижение цен на трансконтинентальные перелеты ключевыми авиаперевозчиками.
Многие страны и города уже стремятся «оседлать» этот тренд и получить прибыль через создание привлекательных условий для приезда и длительного проживания digital nomads. В сегменте затрат до 2 тыс. долларов в месяц в число наиболее популярных стран для «цифровых кочевников» сегодня входят Индонезия (остров Бали), Таиланд, Вьетнам, Грузия, Непал, Шри-Ланка, Тайвань, Украина, Чехия, Мексика, Венгрия, Болгария, Турция, Польша. Состоятельные номады, готовые тратить более 2 тыс. долларов в месяц, предпочитают такие города, как Лондон, Нью-Йорк, Лиссабон, Барселона, Мадрид, Лос-Анджелес, Париж, Берлин и Мельбурн.

Вызовы экономики фрилансеров
Между тем, сдельная экономика, несмотря на свои «плюсы» для современных образованных людей, несет и определенные вызовы, как для самих работников, так и для государства. Прежде всего, проблемой остается своевременная оплата услуг, полученных клиентом. Эксперты признают, что сдельная работа пока является более рискованной, чем постоянная и вовремя оплачиваемая. Фрилансеры также не могут защищать свои права, как это могут сделать те, кто работают на традиционной работе и являются членами профсоюза.
С психологической точки зрения удаленная работа порождает проблему одиночества и, как следствие стресса, ведет к снижению работоспособности и продуктивности в генерации идей, хотя в последнее время предпринимаются усилия по ее смягчению. Борьба со стрессом и одиночеством у удаленных фрилансеров даже превратилась в вид доходного бизнеса, одним из которых является создание платных пространств «коворкинга», совместной работы по принципу «let’s work alone together».

Проблемой, которая высветилась в последние годы, становятся взаимоотношения между свободными работниками, особенно из состоятельного сегмента «цифровых кочевников», и государством. Как известно, государство традиционно строится на принципах постоянности, оседлости, регулируемости и идеологии, в то время как «цифровые кочевники» представляют собой прямо противоположное явление. Они не являются людьми почвы, их ценности относятся к наднациональному уровню (люди мира), больше всего они ценят свободу от любого диктата. Нельзя сказать, что у них нет своей идеологии, но она имеет совершенно иную природу. Это даже не либерализм, а, скорее, то, что культовый словенский философ Славой Жижек назвал идеологией практичности и гедонистического цинизма. По словам Жижека, «ее сущность проста: не верьте в великие идеи, наслаждайтесь жизнью, будьте внимательны к себе. Жизнь при этом — это ваши собственные удовольствия, деньги, сила, предпочтения».

Наибольшие проблемы это несет Китаю. По мнению эксперта Виолы Ротшильд из The Council on Foreign Relations (США), с идеологической и ценностной точек зрения gig economy противоречит основным принципам коммунизма: она децентрализована, а не коллективная, краткосрочная и открыто капиталистическая. С экономической точки зрения, gig economy создает сложности для Пекина в сфере обеспечения растущему числу свободных работников доступа к социальному страхованию, компенсациям, пенсиям и медицинскому обслуживанию, поскольку доступ к ним в стране, как правило, основан на официальных трудовых договорах, которые заключаются между работодателем и работником в государственных компаниях.
Gig economy создает сложности для статистического учета. Фрилансеры формируют своего рода «призрачную экономику», которая искажает официальную статистику об уровне безработицы. Экономисты признают, что очень сложно определить реальный уровень безработицы и реальных доходов, когда большое количество людей работает на нескольких gig-платформах по требованию. Это, в свою очередь, может повлиять на внутреннюю политику правительства и принятие решений по таким вопросам, как создание новых рабочих мест, увеличение пособий по безработице, повышение квалификации служащих и т.п.

Будущие тренды и Generation Z
Учитывая становящиеся все более устойчивыми тренды внедрения информационных технологий в добывающем и производственном секторах, а также в секторе услуг, которые будут далее трансформировать рынок труда, можно предположить, что gig economy, скорее всего, ждет параллельная трансформация. Здесь, на наш взгляд, важно более пристально отслеживать процессы в США, которые традиционно задают глобальные тренды. Как считает такой авторитетный экономист и журналист, как Сьюзан Каминити, постоянный автор ведущих американских сайтов и журналов Fortune, NYSE, Time и Money, NYSE's Big Stage digital site и CNBC Digital, в обозримом будущем развитие сдельной экономики в США будут определять четыре тренда.

По мнению Каминити, в ближайшие годы все более важную роль для сдельных работников будут играть технологии блокчейн. Это связано с тем, что система блокчейн — децентрализованная технология поддержки биткоина и других криптовалют, которая обеспечивает безопасную пиринговую передачу стоимости, дает возможность каждому из нас стать свободными агентами. Также блокчейн позволяет всем участвующим сторонам — gig-работнику и клиенту — видеть, какая работа была сделана и кем. Так, например, конкретный вклад фрилансера в проект для клиента будет отмечаться в блокчейне, что не только поможет независимым работникам проверять навыки и таланты, которые они продвигают, но и даст компаниям более простой способ собрать лучшие команды свободных контрактников. Блокчейн также позволит исключить риск неполучения или запоздалого получения фрилансером платежей за выполненную работу.

Второй тренд заключается в том, что большие корпорации будут использовать все больше фрилансеров. Компании из списка Fortune 500 уже передают такие виды деятельности, как маркетинг, управление персоналом и закупки фрилансерам, для того, чтобы сосредоточить основное внимание на производстве продуктов или продаже услуг.

Третьим трендом должен стать дальнейший рост числа полностью дистанционных компаний. Американский эксперт приводит данные FlexJobs, онлайн-платформы, специализирующейся на удаленном и гибком трудоустройстве, согласно которым в США сегодня работает около 170 виртуальных компаний, в то время как в 2014 году их было всего 26. Среди крупнейших — Automattic, AnswerConnect, InVision и Toptal. Характер работы подобных компаний позволяет привлекать таланты из любой точки мира. Например, с момента своего запуска в 2010 году Toptal смогла найти более 400 основных сотрудников из 60 стран. Полностью дистанционные компании обычно не имеют центрального офиса, а большинство их сотрудников работают из дома, общего офисного помещения или из местного кафе. Использование таких инструментов, как Slack, Zoom, Dropbox и Quip, платформ для обмена и редактирования документов, позволяет поддерживать связь между большим количеством участвующих в проекте лиц и более точно отслеживать их рабочий процесс.

Четвертым трендом будет установление более крепких связей между фрилансерами. По мнению Каминити, число сетей и платформ, предоставляющих возможность для общения между независимыми специалистами, будет только расти. Большую роль здесь также будет играть блокчейн, который позволит любому желающему увидеть, кто и какую конкретную работу сделал, а также заметно облегчит возможность нахождения и установления контакта с теми специалистами, чья работа подходит под запросы заказчика.

Нужно отметить, что в ближайшем будущем тренды на рынке фриланса все больше будут определять представители нового поколения Generation Z (родившиеся после 1995 года), которые потенциально усилят позиции gig economy. Эксперты указывают, что это первое поколение, родившееся в эпоху интернета и постмодерна («цифровые люди») и на которое ляжет развитие эпохи Индустрии 4.0. Фактически Generation Z будет формировать новую цифровую среду обитания, параметры и влияние которой на все аспекты жизни человечества, начиная от психологии и заканчивая политикой, уже становятся объектами пристального изучения.

По материалам: review.uz

	 

		

ОП_344x120.png

344х120.gif

344-120-s.gif

CB_344х120.jpg

eLern_344х120.jpg

intercomm 120х344.jpg

ПП_344х120.jpg

banner_344х120.png